Мария Захарова в интервью «Молодой Гвардии»: Во многих странах СМИ стали инструментом политических разборок

четверг, 23 марта, 2017 - 14:20

Редакция mger2020.ru представляет эксклюзивное интервью с директором Департамента информации и печати МИД РФ Марией Захаровой. Корреспонденты пообщались с официальным представителем российского внешнеполитического ведомства о современном студенчестве, о социальных сетях и средствах массовой информации. 

Мария Владимировна, добрый день. Недавно наша страна праздновала Международный женский день – Восьмое марта. Скажите, какие женщины являются для Вас примером?

– Я всегда равнялась на женщин нашей семьи: на маму, на бабушку – они для меня потрясающие примеры, они интересные люди, личности. Ну и в современной истории всегда были и есть примеры людей, на которых хотелось равняться. Это необязательно люди известные, герои – это могут быть люди, чьи поступки вдохновляют. Таких женщин у нас очень много. 

«Молодая Гвардия» активно занимается работой со студенческим сообществом. Поэтому, конечно, хочу задать вопрос – разбирается ли, на Ваш взгляд, современная молодежь в международной политике, интересуется ли ей?

– Кому интересно это – конечно, разбираются. Мне кажется, что людей, которые интересуются международными отношениями, становится все больше. Я вспоминаю школьные годы и, честно говоря, не помню, чтобы мы интересовались международной обстановкой. Лично я интересовалась, потому что жизнь семьи к этому располагала. А так – честно говоря, не помню, чтобы кто-то особенно интересовался. Сейчас ребята уже начинают в школе изучать работу модели ООН, пытаются участвовать в форумах, конференциях, используют социальные сети. 

Ваш карьерный путь, наверное, как и любого выпускника МГИМО, начался уже после получения диплома. Совмещали ли Вы учебу с работой?

– Если честно, в МГИМО очень строго относились к тем, кто работает. Я училась, принимала участие в общественных мероприятиях, например, участвовала в межвузовском конкурсе китайского языка, была его ведущей. У меня были публикации в газетах, в том числе студенческих. Но в основном все усилия и время были посвящены учебе – она была достаточно сложной, нам давали на факультете международной информации все виды экономических наук (экономика России, экономическая теория, мировая экономика), все виды права, в том числе международного, историю, литературу. Мне и ребятам из моей группы нравилось учиться. Наши курсовые и письменные работы были искренними и честными. Интернета тогда не было, и мы много времени проводили в библиотеках. Да и дипломы, честно говоря, у всех были написаны самостоятельно и с отдачей. Нам было интересно учиться. 

Как Вы считаете, нужно ли студенту искать работу или ограничиться только учебной практикой?

– Это очень индивидуально. Есть люди, которые не могут не работать в силу разных причин – финансовых обстоятельств, ситуации в семье, например. Есть такие специальности, которые предполагают постоянную практику. Если ты журналист, то ты должен начинать писать уже сегодня. Если ты человек, который занимается, например, медициной, то, думаю, лучше сначала выучиться, а потом идти работать.

Стажировки и практики – это то, что как раз является связующим звеном. И у меня были стажировки и практики. Я думаю, что нужно подходить к этому вопросу индивидуально. Нет общего рецепта. Для кого-то это обязательная часть жизни и обучения, а для кого-то важно использовать возможность для погружения в теорию. 

Хотелось бы Вас спросить про Ваши социальные сети и вообще про работу МИД в интернете. Как Вы считаете, позволило ли это сделать работу более эффективной, более интересной простым гражданам?

– Я не люблю деление на «простых» граждан и «непростых». Я такой же простой гражданин. Меня отличает только то, что за счет фактора узнаваемости меня знает большее количество людей.  

Это, можно сказать, просто издержки работы. Я живу обычной жизнью. На мою страницу подписано большое количество людей. И это налагает определенную ответственность.

Некоторые принимают официальную позицию за личную, личную – за официальную и так далее. Если, например, у меня есть личные ощущения от книги, кино, встречи с какими-то людьми, то я понимаю, что должна ответственно к этому подходить, публикуя свои комментарии, потому что для многих это будет руководством к действию. 

Официальные оценки и заявления – это Министерство иностранных дел, брифинги, сайт, интервью, комментарии, которые я даю именно как официальный представитель.

А соцсети – это моя жизнь, в которой невозможно отделить работу от своих собственных переживаний. Я думаю, что это «от лукавого», когда люди говорят о том, что нельзя на личном аккаунте писать о работе. Я думаю, что в человеке невозможно провести строгую черту между экспертом и обывателем. Когда вы приходите домой, неужели вы не думаете о прожитом рабочем дне?

Социальные сети – это просто совершенно иное слово в коммуникационной среде, и к этому надо подходить с иных позиций, не с традиционных. 

Для того чтобы донести официальную точку зрения, мы, конечно, используем официальные аккаунты. 

Зачастую западные СМИ намеренно провоцируют ухудшение отношений между Россией и другими странами. Недавно на сайте Министерства был создан раздел, посвященный фейковым новостям. А каким еще образом нам повысить лояльность западных медиа, улучшить образ России в глазах иностранцев? 

– Это недостоверная информация, которая является заранее подготовленной. Иногда она тиражируется по незнанию и без какой-то перепроверки. Все это, конечно, создает очень опасную тенденцию. Многое в ней неправильно. Но самое страшное, что у людей вообще подрывается доверие к институту средств массовой информации. Ведь что такое СМИ? СМИ – это не социальные сети, это определенный жанр работы, это профессия. В этой профессии есть каноны, по которым она существует. В первую очередь, это беспристрастность, ответственность. Это то, что называется модным словом «факт чеккинг», проверка фактов. Это достоверность информации, взвешенный, вдумчивый подход с пониманием, на какое количество людей может повлиять эта информация. То, что сейчас мы видим, к сожалению, просто ставит крест на традиционном понимании СМИ. Сейчас средства массовой информации – это инструмент или субъект каких-то политических разборок во многих странах. То, что мы видим, наглядно это подтверждает. Поэтому, действительно, мы ввели такой раздел, для того чтобы показывать и на примерах объяснять, о чем мы говорим, потому что иногда одних заявлений мало, нужно просто показать такую публикацию. 

Также хотелось бы спросить, какие перспективы на западном рынке у российских медиа, в первую очередь, у телеканала Russia Today? Сотрудники и руководство телеканала регулярно сталкиваются со всяческими ограничениями вещания в некоторых странах, вплоть до запрета вещания...

– Это не только Russia Today, это и «Спутник», и корреспонденты ВГТРК, LifeNews и многие другие. Интересна последняя тенденция, что это уже и телеканал «Дождь», вещание которого закрыли на Украине. С этим сталкиваются очень многие.

Может ли произойти такое, что российские СМИ перестанут вещать в странах Запада?

– Для этого есть ответные меры. Те, кому в голову придут такие вещи, должны понимать, что они столкнутся с аналогичным подходом в отношении средств массовой информации, которые работают у нас в стране. Здесь никаких иных мер быть не может – зеркальный ответ. 

Студенты попросили задать Вам несколько вопросов. Вот, например, студент РГСУ с кафедры политологии и международных отношений Денис Шмелев спрашивает: 

«На Ваш взгляд, в случае победы Марин Ле Пен изменится ли риторика ЕС в отношении РФ? И как Вы считаете, произойдет ли расформирование Европейского Союза?»

– Гадать сейчас, кто выиграет на президентских выборах во Франции, я не буду, это совершенно не входит в мои обязанности. Мы всегда уважаем выбор народа, который использует демократические институты для избрания лидеров, руководства страны. Так будет и в этот раз – выбор Франции будет выбором Франции. Мы исходим из того, что кто бы ни стал президентом, мы надеемся, что все-таки в отношении России преобладает тенденция и понимание полезности сотрудничества и абсолютной бесперспективности ангажированного подхода, ничем не обоснованного, и отказа от взаимодействия.

Следующий вопрос от студента гуманитарного факультета РГСУ Павла Ладыгина:

«На Ваш взгляд, возможное назначение Джона Хантсмана послом США в РФ изменит напряженные отношения России и Соединенных Штатов Америки?».

– Я не могу комментировать решение Соединенных Штатов, отзывать или не отзывать посла, до того, как это будет официально объявлено. Комментировать предварительную информацию просто некорректно. Еще раз говорю, что мне кажется, весь мир увидел абсолютную безальтернативность и тупиковость всех санкционных войн, изоляций, попыток силового проведения собственной идеологии. К сожалению, было упущено очень много времени, которое можно было бы использовать с пользой для дела, совместно противодействовать общим вызовам и угрозам, развивать и развиваться в тех областях, которые являются взаимовыгодными и взаимоинтересными. 

Поэтому я думаю, что неудавшийся опыт лидеров стран в политике изоляции должен быть учтен. Потому что он навредил всем.

Студентки МГУ им. М.В. Ломоносова и РЭУ им. Г.В. Плеханова также решили задать вопросы о Ваших социальных сетях.

Анна Старинец: «Как Ваши родные и близкие относятся к Вашей активности в социальных сетях?».

–  Никак не относятся, к ним это не имеет никакого отношения. Я уважаю их частную жизнь и никогда не опубликую информацию без спроса. 

Арина Азовцева: «Как Вам удается быть собой и не поддаваться стереотипам?»

– Мне, наверно, помогает самоирония. Я постоянно задаю себе вопросы – права я или не права. Для этого есть друзья, близкие – для того, чтобы соотносить себя с теми, на кого ты равняешься, понимать, насколько ты меняешься – в лучшую ли сторону, и какие есть недостатки.

Хотелось бы спросить, какие качества Вы бы посоветовали развивать студентам, желающим пойти в дипломатию? 

– Я думаю, что это общая эрудиция, знание истории своей страны и, конечно, языки. При этом всегда нужно оставаться людьми, сохранять и охранять ту человечность и доброту, которая в нас заложена. Не позволять себе ожесточаться, даже если иногда кажется, что мир несовершенен настолько, что начинаешь думать: почему я должен быть отзывчивым и входить в положение других людей, когда настолько справедливость далека? Не надо обращать на это внимание, нужно оставаться человеком, оставаться чутким и сопереживать своим близким, помогать. Я думаю, что это очень важно. Умение не черстветь даже в самых сложных ситуациях и сохранять сердце открытым, а разум светлым и, естественно, подпитанным знаниями – это то, что поможет в любой ситуации.

Полную версию видеоинтервью смотрите по ссылке.

Поделиться:
0
0
0

Голоса: 222